Версия сайта для слабовидящих

Новости

21.11.2017
С 27 по 29 ноября в Кировском областном Доме народного творчества состоится «Школа декоративно-прикладного творчества по направлению «Художественная обработка лозы», занятия проводит Созина Елена Леонидовна – Народный мастер Кировской области.
Читать далее…

Интервью

01.11.2017
25 ноября в Кировском областном Доме народного творчества состоится долгожданный праздник гармони – концерт областного клуба «Вятская гармоника», посвященный открытию нового творческого сезона клуба гармонистов и приуроченный к утвержденному в 2016 году профессиональному празднику – Дню гармониста России.
Читать далее…

Муниципалитеты

20.11.2017
Муниципальное Казённое Учреждение «Районный Центр Культуры и Досуга» Кильмезского района Кировской области
Читать далее…

В Народной галерее Кировского ОДНТ представлены уникальные модели пароходов - работа Чемпиона мира по судомоделизму Владимира Терентьевича Чурилина. Работы мастера выставлялись даже в Третьяковской галерее, а в Кирове в полном объеме представлены впервые.

Владимир Терентьевич, с чего началось ваше увлечение судомоделированием?

В. Ч. После школы я поступил в Военно-морское училище, проучился там три года, далее продолжил образование в кировском политехническом институте,  параллельно учёбе работал в проектном институте, разрабатывал макеты церквей для музея. В краеведческом музее остались две моих работы, например, макет Архангельской часовни, из г. Слободского. Это было занятие для души, для сердца, благодаря знакомству со светилом  архитектуры, знатоком истории Анатолием Гавриловичем Тинским, в тоже время я начал делать корабли.

Судомоделирование – это больше творчество или спорт?

В. Ч. Это творческий спорт. Мои модели, как вы видите, более художественные, а в спорте ценится копийность – соответствие корабля по цвету, по деталям. В 2008 году я сделал первый  макет из дерева, не используя покраску, сохраняя натуральные цвета дерева, за это меня профессиональные моделисты подвергли критике и на чемпионате России первое место дали условно. Тогда я решил попробовать свои силы на Европейском чемпионате. Я туда привез простенькую модель, но к моему удивлению мне поставили самую наивысшую оценку, т. е. они приняли мой стиль, отметив творческий подход к делу. В апреле этого года в Дортмунде я обратил  внимание на то, что наибольший интерес вызвали именно мои некрашеные модели.

В какой форме проходят международные конкурсы по судомоделированию?

В. Ч. У нас есть Всемирная организация судомоделизма и судомодельного спорта. Туда входят порядка сорока стран, в основном, все европейские. Существуют критерии, у нас четыре, у англичан восемь, по которым оцениваются модели: объём работы, сложность изготовления, соответствие чертежу, копийность. Я представляю чертеж. Судьи оценивают сходство, если возникает спор, я предъявляю фотографию. То есть стою и защищаюсь. В какой-то степени это настоящие соревнование.

Почему ваше увлечение – именно американские пароходы?

В. Ч. В царской России, во время расцвета пароходства, по нашим рекам ходило примерно 70 процентов пароходов американской конструкции. У них была очень низкая посадка, и они проходили по мелководью, где наши уже не могли пройти, помимо этого, американские пароходы самые сложные по изготовлению, ну и чертежей заокеанских моделей сохранилось гораздо больше, чем русских.

Какими познаниями надо обладать, чтобы серьезно заниматься судомоделированием?

В. Ч. Самое главное – иметь опыт службы на флоте, потому что те практические знания, которые приобретаешь – незаменимы в моём деле. Я на флоте отслужил четыре года. Ходил на подводных лодках, на крейсерах. Кстати, в училище я тоже моделизмом занимался, адмирал мне даже выделил мастерскую. Ну и, конечно, необходимо умение читать чертежи.

Что самое сложное в работе над макетом корабля?

В. Ч. Самое сложное – создать его образ. Это, скорее всего, художественная задача, нежели техническая. Я не придумываю никакого образа, я беру чертеж и излагаю его как вижу. Надо все гармонизировать.

Расскажите немного о технической стороне создания макета: какими чертежами вы пользуетесь, какие материалы используете?

В. Ч. Чертежи мне присылают из Америки. Был такой Алан Бейтс – автор книги «Энциклопедия американских пароходов», я с ним консультировался. Потом он мне прислал свою книгу – все чертежи, все детали, одним словом, передал наследство всех знаний по всем американским пароходам. Сейчас я могу сделать любую американскую модель просто по фотографии.

На модели большого масштаба идет бамбук. Некоторые модели были построены из хвойных пород, из сосны. Пропитываю я их льняным маслом. В моделях,  как я уже говорил, сохраняю все натуральные цвета дерева. Профессионал никогда морилкой не пользуется.

Для работы нужны особые станки или вы модернизируете имеющиеся?

В. Ч. Самый главный инструмент – ножик, напильник, лобзик. Инструменты, которыми работали еще наши деды и прадеды.

Сколько по времени занимает изготовление макета судна?

В. Ч. Самый большой я делал 2 года. Но делал по 10-12 часов в день и без выходных. Если разложить это на 8-часовой рабочий день, то около трех лет получается. Этот процесс затягивает, невозможно остановиться.

Вас приглашали выставляться в Третьяковской галерее?

В. Ч. В прошлом году с октября по декабрь мои модели были представлены на суд зрителя в Третьяковской галерее, где проходила выставка, посвященная 200-летию И. К. Айвазовского. За два месяца мои модели посмотрели 600 тысяч человек. Ведь все это делается не только для того, чтобы поставить на полку.

Можно ли сказать, что судомоделисты со всего мира образуют своего рода субкультуру?

В. Ч. Совершенно верно. Друзья есть не только здесь, в России, мы постоянно ездим на Чемпионаты Мира, Европы, России. География нашей дружбы обширна:  от Северодвинска – до Новороссийска, Феодосии.

Делаете ли вы модели пароходов на заказ?

В. Ч. Дело в том, что 90 процентов заказчиков просят парусные суда. А в моем представлении пароходы не менее романтичны, чем парусники. Большинство моделистов делают парусники. У нас есть три-четыре человека, которые изготавливают модели на весь мир. Сейчас я веду переговоры с Монако, Монте-Карло. У них очень хороший музей, восемьдесят процентов экспонатов сделали русские мастера. Установлено, что самые лучшие судомоделисты из России.

А в Кирове у вас есть ученики, последователи?

В. Ч. В Зуевке есть Александр Пантюхин, он тоже к этому делу пристрастился, делает модели из бумаги, картона. В Кирове у нас из самых знаменитых был Виктор Даровских. Шестикратный чемпион России по подводным лодкам. Сейчас он, к сожалению, уже умер.

Над чем вы работаете сейчас? Поделитесь творческими планами.

В. Ч. Темы я исчерпал. Сложнее пароходов больше нет. «Натчез» – самый сложный пароход всех времен и народов, который когда-либо был. Больше уже не делают такие, эта тема исчерпана. Сейчас я ударился в промышленность. Занялся изготовлением «китов» – это набор для создания модели судна. В Москве есть фирма, лучшая в мире по качеству изготовления. Порядка десяти наборов парусных судов она выпускает. Директор – мой хороший друг, и он мне предложил сделать модель парохода для «кита».

Сейчас мой творческий план - разработать этот набор, чтобы его покупали и собирали суда.

 

Ну что же, остаётся только пожелать Вам успеха и в этом деле!