Версия сайта для слабовидящих

Новости

19.06.2019
6 июля 2019 года в поселке Ленинская Искра Котельничского района состоится областной праздник русской культуры «Иванов день».
Читать далее…

Интервью

07.06.2019
Мария Теодоровна Пируева, преподаватель Кировского технологического колледжа, член художественно-экспертного совета по народным художественным промыслам Кировской области, как никто знает об истоках и развитии вятской росписи.
Читать далее…

Новости из районов

19.06.2019
Творческий коллектив Павловского сельского центра Досуга (Пижанский район) продолжает добрую традицию выездных концертов.
Читать далее…

Мария Теодоровна Пируева, признанный специалист в области народных художественных промыслов, художник, искусствовед, преподаватель, член художественно-экспертного совета по народным художественным промыслам Кировской области, практик и теоретик, популяризатор вятской росписи и участник выставки. Выставка "Вятская роспись. Творенье кисти и резца" во многом состоялась благодаря инициативе Марии Теодоровны Пируевой и народного мастера Кировской области Елены Николаевны Зашихиной.

Мария Теодоровна, расскажите о своем профессиональном пути.

М. П. В свое время я работала главным художником на фабрике им. 8 Марта, но, с общим развалом промышленности, все предприятия народных художественных промыслов позакрывались, и нас, специалистов с универсальным художественным образованием, пригласили преподавать в учебные заведения. Поначалу мне пришлось вести множество предметов: рисунок, живопись, пластическую анатомию, историю дизайна и костюма, поскольку по второму образованию я - искусствовед. Постепенно были определены те учебные дисциплины, которые наиболее мне интересны. Это – рисунок, живопись, декоративная живопись, художественное проектирование, история декоративно-прикладного искусства и народных промыслов России. Сейчас я с удовольствием веду этот обширный лекционный курс, рассчитанный на целый год.

Не так давно, в рамках оптимизации профессионального образования Кировской области, произошло слияние учебных заведений среднего профессионального образования с профтехучилищами. Кировский технологический колледж, в котором я преподаю, объединили с профессиональным училищем № 19, где готовили художников-исполнителей росписи по дереву. Нам предстояло создать новую специальность, готовящую уже не просто исполнителей, а самодостаточных художников росписи. Вырос уровень: теперь мы обучаем будущих специалистов, которые сами должны создавать художественные образцы, по которым работают исполнители на потоке в цехе. Преподавателей, отвечающих за уровень подготовки будущих специалистов-художников двое: я, и Светлана Александровна Кирикова, моя бывшая ученица, человек в преподавании художественных дисциплин не случайный: она из семьи художников в нескольких поколениях.

И выставка возникла с целью познакомить кировчан с подлинными произведениями вятской росписи?

М. П. Сейчас, к сожалению, интернет забит недостоверной информацией от самозванцев, объявивших себя возрождателями и исследователями вятской росписи. Они придумали свою историческую версию возникновения этого вида народного искусства, добавившую к истории зарождения и развития вятской росписи примерно одно тысячелетие, при этом наделили незатейливое крестьянское искусство несвойственными ему смыслами и качествами, и всё для того, чтобы повысить привлекательность своих поделок.

И теперь, когда наши студенты пишут доклады, готовятся к защите курсовых и дипломных проектов, они не могут найти достоверной, правдивой и качественной информации – повсюду этот неистребимый мусор.  Естественно, мы сейчас все силы бросили на то, чтобы просвещать людей, и не только тех, кто учится в нашем учебном заведении, но и всех тех, кто интересуется вятской росписью вообще. Активную роль в этом играет Елена Николаевна Зашихина. Она преподаёт в художественной школе, ведет творческие мастерские для людей среднего, а также старшего поколения в рамках проекта «Серебряные крылья» при обществе «Знание», в институте развития образования проводит лекции для учителей декоративно-прикладного искусства, даёт мастер-классы в музеях и на выставках. Сама я – тоже – читаю лекции, участвую в семинарах и выставках, если предоставляется такая возможность. Под руководством Светланы Александровны Кириковой студенты КТК провели за этот учебный год немыслимое количество мастер-классов по вятской росписи, рассказывая о ней, обучая техническим приёмам школьников и учащихся художественных студий и школ. Люди постепенно начинают понимать, что настоящее, живое, народное, здоровое  выгодно отличается от того, что было придумано искусственно, и нуждается в объяснениях.

Народное искусство в пояснениях не нуждается, там все понятно. Красота, утилитарность, декоративность, целостность, хорошая стилизация в наивном духе - всё просто и, как говорится, «дешево и сердито». В нашей вятской росписи сюжетов не было. Мастера любили писать пышные цветы и букеты, а фигуративных изображений у вятских мастеров мы встречаем не так много. Изображение мужика или женщины, птиц, львов и других зверей встретить можно, но чтобы это был какой-то сюжет, взаимодействие персонажей, такого - не было. Хотя, вот, например, у костромичей что-то подобное встречалось. В нашем краеведческом музее имеются изображения людей  костромской работы – там подобие взаимодействия между персонажами присутствует. Мы, в рамках эксперимента, дали своим студентам  такое задание: придумать тему, а в её рамках - сюжет для росписи в технике вятской маховой росписи. Хорошо получилось далеко не у всех, но были и достойные работы, одна из которых стала экспонатом для этой выставки. Мы непременно продолжим работать в этом направлении, и сами создадим сюжетное направление в вятской домовой росписи.

Выходит, искусство росписи по дереву было на подъеме во времена Советского Союза.

М. П. Роспись, как и все другие виды народных промыслов, начала возрождаться именно в советское время. Этим занимался на серьезной научной основе Научно-исследовательский институт художественной  промышленности (НИИХП), который отправлял, под руководством своих специалистов, для сбора материального культурного наследия нашего народа в этнографические экспедиции большие группы местных художников. Я бывала в таких экспедициях, причем, однажды оказалась в составе экспедиции под руководством Василия Алексеевича Барадулина – крупного исследователя народных домовых росписей, автора нескольких книг о народном искусстве.

Мы с удовольствием ездили летом в эти экспедиции, ходили по деревням, собирали и зарисовывали образцы, а потом собранный материал отправлялся в Москву, где его описывали, исследовали, на его основе создавали научные работы. Впоследствии эти материалы возвращали нам обратно уже в виде отлично оформленных альбомов, сборников научных статей и таблиц с идеями для дальнейшей работы в этом направлении. По итогам изысканий на предприятия НХП нашей области приезжали творческие группы, в составе которых были искусствоведы и художники из НИИХП. В течение целого месяца они проводили на кировских предприятиях художественной промышленности обучающие семинары, и руководили созданием направляющих коллекций, которые художники предприятий делали прямо при них.

Так, на фабрике им. 8 Марта мы неоднократно создавали направляющие коллекции одежды с вышивкой и кружевом по тем мотивам, которые находили в экспедициях по Кировской области. И вот так, каждая область или автономная республика нашей страны, под руководством специалистов высочайшего уровня развивала свои традиционные художественные промыслы. Конечно же, это было очень полезно. Таким образом, изделия предприятий в 70-80-е годы создавались местными художниками под пристальным надзором специалистов НИИХП на базе тех образцов, что все мы привозили из экспедиций.

Надо отметить, что в ту пору еще не делалось разницы между урало-сибирской и вятской росписью. Тогда так и называли: вятское крыло урало-сибирской росписи, она считалась неотъемлемой частью одного большого явления. Это потом, с изучением росписей вятских мастеров, найденных впоследствии на Вологодчине и в Архангельских землях, точно таких же по стилистике и техническим приёмам, как и в Пермском крае и на Урале,  вятская роспись была выделена в отдельное явление, но, по причине уничтожения НИИХП, все исследования были прекращены, и точка не была поставлена.  

И сейчас нашей основной задачей является именно: выделить вятскую роспись как самостоятельное, яркое и узнаваемое явление, обособить от вологодских и урало-сибирских школ росписи. Ведь вятские художники родились именно здесь, отсюда они уходили на север, в Вологодчину, в Архангельскую губернию, в Прикамье и на Урал. Там они и работали, взаимодействовали с пришлыми и местными мастерами, чему-то учили, чему-то учились. Стилистика росписей у наших мастеров, что ходили на Урал, и тех, кто ходил на Север – одна и та же. Есть определенные особенности, и каждый специалист сразу понимает – это писал вятский мастер. В работах искусствоведов соседних областей, занимающихся исследованием местных росписей, постоянно встречается информация о наших, вятских мастерах, но ими там специально никто не занимается, и это – объяснимо. 

Мы решили, что пришла пора нам самим заняться проблемой изучения культурного наследия наших земляков, тем более, что появились самозванцы от росписи, и заморочили людям головы.

Кроме того, следует изучить последовательное изменение стилистики вятской росписи на предприятиях НХП в славный советский период. Там очень хорошо прослеживается эволюция сознания самих сотрудников НИИХП, которые поначалу насаждали на наших предприятиях уральскую обвинскую роспись. И как потом, по мере изучения памятников материальной культуры с росписью наших земляков-отходников, изменилось художественное оформление изделий на предприятиях «Идеал» и «Умелец».

Большой вклад в развитие вятской росписи внесла Евгения Алексеевна Окишева. Она была главным художником на предприятиях «Идеал», потом перешла на «Умелец». Куда бы её ни направляли, везде дело шло очень хорошо. Особая заслуга Евгении Алексеевны в том, что у идеаловских шкатулочек, у кухонных принадлежностей объединения «Умелец» появилось свое лицо, притом, продолжающее вятскую исконную традицию домовой росписи. Сейчас эти изделия можно купить разве что в антикварных магазинах.

Нет больше в Кировской области серьёзных предприятий НХП, имеющих собственные творческие лаборатории, как это было раньше. Нет и ответственности художников за сохранение и развитие традиций.

Зато есть в нашей области специализированное учебное заведение, готовящее художников росписи по дереву, и работает там ответственный и компетентный преподавательский состав. Поэтому имеется надежда, что выпускники Кировского технологического колледжа, получившие качественные и исторически проверенные знания, воспользуются ими, создавая свои собственные мастерские или малые предприятия. Понимание традиций, следование  стилистике вятских мастеров при создании изделий с росписью, обладание конкретными знаниями и установками не допустят распространения ложных представлений об истинном народном промысле.

Но все же допустим ли отход от канона в процессе творческого самовыражения?

М. П. Мы не знаем, как развивалась бы роспись в наше время. Мастера, создавшие те  интерьеры, расписывавшие ту утварь, те филёнки, не обладали всей палитрой красок, которыми обладаем сейчас мы. Они не имели представления о том многообразии техник и материалов, которыми мы сейчас располагаем. Это и масляные готовые краски, и заводские темперные. Они ведь растирали пигменты и варили краски сами. И потому сдержанность палитры, которую мы видим на старинных изделиях, возможно, была вынужденной для мастера. Да и, кроме того, краски имеют свойство выгорать, а олифа, входившая в состав красок, со временем темнеть и желтеть. Поэтому то, что делаем сейчас мы, не может не отличаться от прежних работ, это – нормально и правильно. Главное, чтобы основа этого народного искусства не менялась, и стилистика изделий оставалась узнаваемой – вятской.  

Некоторый отход от традиций возможен был в любое время: по просьбе заказчика сундучники могли изменить традиционный тёплый фон на синий, зелёный или даже чёрный. То же самое было и при оформлении интерьеров. А в наше время – тем более. К примеру, мы с Еленой Николаевной Зашихиной расписали дачный интерьер – двери, кухонный стол с дверками, подвесной шкафчик и разделочные доски. У вятских вообще очень редко делалась роспись по светлому фону, а мы работали по почти белому. Но кому в наше время на даче хочется иметь темные фоны? Человек вправе распорядиться своим жизненным пространством так, как ему хочется. Самое главное в этой ситуации, чтобы сразу было понятно, что это выполнено по мотивам именно вятской росписи. Чтобы сохранялась стилистика росписи. Палитра, колорит вполне могут быть изменены, но элементы росписи должны быть узнаваемыми, и композиционные решения должны быть похожими.

А следовать традициям – имеет смысл, и всегда есть, чему поучиться: у вятских мастеров удивительно правильно построенные, ритмически выверенные вещи. Они отменно сделаны, и поражаешься, насколько умели эти мастера отбрасывать всё второстепенное. Не было той перегруженности, которая свойственна сейчас работам простых наших людей, только начинающих  заниматься этим видом народного искусства. Старые вятские мастера умели работать быстро и, при этом, качественно: им была присуща особая отточенность живописной техники, которая нарабатывается годами постоянной практики, слаженность композиционного решения, богатство и гармоничность колористического решения при том, что цветовая палитра росписей была ограничена тремя - четырьмя цветами. Умение заставить работать эти цвета в тоновых растяжках и смешиваниях – особое умение, и поэтому обучение вятской росписи всегда включает в себя копирование старинных росписей, сделанных нашими прекрасными предшественниками.

Благодарим Вас за интересный и обстоятельный рассказ. Надеемся, что наши читатели и посетители выставки научатся распознавать самобытную вятскую роспись и смогут отличить подлинное искусство от подделки.


В оформлении статьи использовано фото 9-частного панно "Вятские окошечки" - дипломный проект студентки КОГПОБУ "Кировский Технологический колледж" Нины Пермяковой (руководитель Мария Теодоровна Пируева).